Константин Билан: «Похоронный бизнес должен создавать не фабрики смерти, а философию»

Каким должен быть достойный похоронный бизнес, как повысить качество услуг и нужен ли диплом «гробовщику», «Деловому кварталу» рассказал руководитель Челябинского регионального отделения «Союза похоронных организаций и крематориев», член рабочей группы по совершенствованию законодательства о погребении и похоронном деле Государственной Думы РФ, учредитель компании «Долг» Константин Билан.

Свет в конце туннеля

В прошлом году Владимир Путин направил в правительство список поручений, касающихся оказания ритуальных услуг. Это произошло по итогам проверки, проведенной контрольным управлением президента, в ходе которой были выявлены массовые нарушения на похоронном рынке. За последние годы значительно выросла доля серых агентов, объем оказавшихся в тени услуг контрольное управление оценило в 120-150 млрд руб.

Какие конкретно нужно предпринять шаги, чтобы сдвинуть проблему с мертвой точки?

— Главную причину происходящего я вижу в несовершенстве законодательства. Федеральный закон № 8 «О погребении и похоронном деле», действующий с 1996 г., давно устарел и срочно нуждается в обновлении и доработке. Сегодня на рынке похоронных услуг творится полный беспредел: каждый муниципалитет выстраивает работу по-своему, что называется, как Бог на душу положит. Региональная власть никак не может повлиять на ситуацию, потому что у нее нет полномочий.

С принятием нового законопроекта, который был инициирован Минстроем и сейчас находится на рассмотрении профильных комитетов, у региональных властей появится реальный механизм влиять на муниципалитеты, давать рекомендации, разрабатывать стандарты, вести реестр добросовестных компаний. Одним словом — направить рынок в цивилизованное русло. Это позволит навести порядок на рынке ритуальных услуг.

К сожалению, у похоронной сферы нет своего министерства. Мы ни под кем, ничьи. Например, в Челябинской области 43 муниципалитета, и по последним данным, в десяти из них нет даже положения о похоронном деле. В результате у каждого города разный гарантированный перечень услуг по погребению.

В регионе на протяжении десятилетий не решался вопрос с организацией похорон, с выделением места на кладбище. За эту сферу до сих пор идет жесткая война между ритуальными компаниями, давно вышедшая за рамки честной конкурентной борьбы.

Больницы, диспетчерские службы «сливают» информацию о покойниках недобросовестным фирмам. Те первыми приезжают к семье умершего и навязывают свои услуги по установленным ими ценам. Тем самым близкие лишаются возможности выбора. Такие «соревнования за покойников» я считаю недопустимыми.

А как должно быть по закону?

— По закону каждый человек получает свои пять квадратных метров земли на кладбище бесплатно. Но в действительности это не так — приходят родственники на участок, а им дяденька в валенках говорит: «Эй, тебе здесь землю не дадим». Начинаются заискивания, люди предлагают деньги и тогда получают участок не где-нибудь на болоте, а в нормальном месте, хотя оно и так было свободно. С 2008 года я работал на рынке в сегменте памятников, а в 2015 году мы решили, что пришло время заняться похоронами. Увидели тогда, что творится, до сих пор меня коробит. Хоронят людей на маршрутках, а ведь на них же наши дети ездят. Сотрудники компаний провели похороны, и в этой же одежде пошли домой.

Хотелось бы, чтобы ушла такая грязь из нашей сферы, как продажа информации. За это стыдно. Должно быть, чтобы информация была доступна потребителям, чтобы он куда захотел, туда и позвонил, или зашел на сайт. Кроме того, предприниматель не должен заниматься «обдираловкой», продавать участок земли, если видит, что у человека есть деньги.

Пока не приняли новый законопроект о похоронном деле, есть предпосылки для улучшения ситуации?

— В конце прошлого года при Правительстве Челябинской области создана рабочая группа под руководством вице-губернатора Сергея Шаля, которая займется наведением порядка на рынке ритуальных услуг. Прежде всего, планируется провести инвентаризацию всех кладбищ, сделать карту с координатами каждой могилы. Сейчас и таких документов нет — единственное, что нам удалось найти, — это журналы 1938 года.

Несколько лет назад в Челябинске открылся частный крематорий. Можно ли назвать кремацию альтернативой традиционному способу захоронения?

— Наличие частного крематория выгодно отличает Челябинск от других городов. Не каждый город-миллионник может этим похвастаться. Кремация является достаточно экологичным процессом и экономит землю. Сейчас стоимость похорон на кладбище сопоставима со сжиганием. Но дело даже не в ценовой политике, а в нашем менталитете. Для многих такое прощание с близкими неприемлемо — мусульмане очень принципиальны, некоторые батюшки тоже… Но я думаю, мы все равно к этому придем. Хочу привести некоторые цифры. В Китае 98% умерших кремируют, в Чехии — 95%, в Великобритании — 69%, в США и Франции — 40%. В России этот показатель достигает лишь 10%. Это неудивительно, ведь на территории нашей страны работает всего 22 крематория.

В цене — «гробовщики» с дипломом

На рынке ритуальных услуг все более востребованными становятся профессиональные кадры. Уходят в прошлое времена, когда образ сотрудника похоронного дела ассоциируется  с «мужиком в ватнике».

Между тем с 2016 года действует профессиональный стандарт «Специалист в области похоронного дела», в соответствии с постановлением правительства РФ от 2016 года применение этих стандартов является обязательным для государственных и муниципальных учреждений, госкорпораций и организаций, более 50% процентов акций в уставном капитале которых находится в собственности властей. Таким обзразом, все представителям муниципальных предприятий предстоит обучение и прохождение оценки квалдификации. Мероприятия по реализации постановления должны быть завершены не позднее 1 января 2020 года.  

Многие полагают, что для работы в этом бизнесе достаточно лишь «хватки», нужных связей и отсутствия предрассудков. Вы, как представитель профессионального сообщества, пытаетесь ломать эти стереотипы?

— Конечно! Я долго изучал похоронное дело, побывал во многих странах, смотрел, как устроен там бизнес, общался с коллегами в России, перенимал лучшие практики. И могу с полной уверенностью сказать, что именно в этой сфере как нигде важно иметь качественное образование. Сейчас поднимается вопрос о том, что в каждом регионе должен быть создан Образовательный центр, где можно пройти курсы повышения квалификации. Я сам закончил Новосибирский кооперативный техникум по специальности «Похоронный сервис», а также Московский государственный Университет сервиса по специальности «Похоронный менеджмент». 

Понятно, что большинство челябинских игроков рынка не работают «по специальности». На какие города в плане ведения бизнеса можно равняться?

— Для меня примером является Новосибирск, где похоронный бизнес работает на высшем уровне. Там предприниматель Сергей Якушин построил крематорий, равного которому нет ни в Европе, ни в Америке. В парке памяти при крематории он создал музей мировой погребальной культуры, посвященный похоронным традициям различных народов.

Он сделал это не в погоне за прибылью, создал не фабрику смерти, а философию. Возит коллег по различным выставкам, семинарам, пытается привить культуру. Каждый ведет свой бизнес, как хочет, я не хочу сравнивать с кем-то, я просто говорю о том, где я видел лучше.

Но хороший опыт южноуральцам тоже можно получить, участвуя в конференциях, круглых столах, в том числе с региональными и муниципальными властями, УФАС, прокуратурой, ЖКХ, депутатским корпусом. Отдельно  хотел бы сказать о специализированной выставке «Некрополь-Урал», которая впервые была проведена в Челябинске в 2016 году. Это уникальная возможность для всех представителей бизнеса заявить о себе, продемонстрировать новинки, получить бесценный опыт.

Сегодня много говорится о социальной ответственности. Похоронный бизнес — специфический, но, тем не менее, что он может сделать  для общества?

— В нашей сфере редко говорят о хорошем — как правило, смакуют новости, когда где-то что-то украли или гробы перепутали. На самом деле, я считаю, что благотворительность и добрые дела не зависят от специфики бизнеса — либо ты ими занимаешься либо нет. Несколько лет назад мы внедрили профессиональную наградную систему для работников похоронной отрасли и теперь награждаем наших ветеранов и заслуженных людей орденом «Содействия и сочувствия». Общественное движение «Люди долга» сотрудничает с ветеранскими организациями, школами, занимается патриотическим воспитанием подрастающего поколения. Мы ставим памятники на заброшенных могилах, проводим митинги, торжественные линейки в учебных заведениях, закладываем «капсулы времени», организуем маршруты памяти для ветеранов. Недавно сделали триптих из гранита — мемориал, посвященный участникам трех войн: Великой Отечественной, «афганцам» и героям Чечни. Предложили администрации города поставить его в Челябинском областном клиническом госпитале ветеранов. Но, к сожалению, этот вопрос не удалось согласовать с Управлением архитектуры. Поэтому было принято решение подарить памятник городу Магнитогорску. Надеемся, что ветераны оценят его по достоинству.

Автор: Полина Худякова

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий